Сайт RUSKINO.RU

ОТ ОЗВУЧАНИЯ ДО ЗВУЧАНИЯ

ruskino_1«High School Musical» и «High School Musical 2» (Walt Disney Pictures, USA) — один из самых успешных телевизионных фильмов, вышедших на канале Disney в прошлом году. Саундтрек к фильму был признан самым продаваемым альбомом. Песни из фильма получили различные награды, как лучшие поп-песни прошлого года. По фильму был поставлен мюзикл, выпущены разноязычные версии. Русская версия – c 24 мая на Первом канале.

Роль одного из главных героев (Джек Болтон, отец Троя, в исполнении актера Барта Джонсона) озвучил артист московского Театра Луны Владимир Тягичев, поэтому не случайно, что беседа с ним началась именно с этой темы. Владимир также известен телезрителям по сериалу «Дочки-матери», который сейчас повторно идет на канале СТС.

— Вы много работаете на озвучании фильмов. Мне всегда было интересно — какие особенности у этой работы? На пресс-конференции по «Рататую» удалось кое-что прояснить, в основном с точки зрения режиссера озвучания (Павел Урсул). В нашем кино артисты озвучивают сами себя, это непременный атрибут съемочного процесса. Чем отличается озвучание собственной роли от дубляжа другого актера или мультяшного героя? «Играете» ли Вы персонаж (может быть, даже внешне)? По каким критериям происходит подбор актеров на дублирование иностранного фильма — по внешнему сходству, тембру голоса или это не главное, был бы артистизм?

— Практически ничем не отличается. Разве что, когда озвучиваешь себя, видишь на экране все свои ошибки, жутко сам себе не нравишься и понимаешь, что исправить уже ничего нельзя, а когда озвучиваешь другого, или тем более мультяшку, все на экране безумно нравится! Озвучиваемым персонажем, конечно, живу! Безусловно вкладываю в него свои чувства и эмоции, абсолютно также, как и когда озвучиваю себя.
Подбор осуществляется по многим критериям: и по тембру голоса и по внешнему сходству, по возрасту, по тому, насколько близок тебе персонаж (впрочем, о последнем знают только знакомые режиссеры дубляжа), в остальных случаях непременно проводится аудиокастинг и выбирают голос продюсеры компании, снявшей фильм — Диснея и т.п., что собственно со мной в основном и происходит. Им нравится, вот я и работаю! Причем с огромным удовольствием!!!

— Как проходит аудиокастинг? Почему-то представила себе что-то вроде очной ставки с потерпевшей кассиршей из какого-то фильма, где подозреваемых и понятых просили произнести по бумажке некую кодовую фразу…

— Ну, здесь все банально. Дают озвучить персонажа, на которого тебя пробуют в какой-нибудь большой (значимой) сцене из фильма. Отдают продюсеру видео с твоим уже голосом и он решает.

— Для вас (артистов) это, вероятно, рутина (не сам процесс озвучания, а например кастинги), а нам зрителям ведь все так интересно… Например, как вы узнаете, что начинается кастинг? Когда режиссер знакомый, понятно — он и приглашает. А если нет? Где-то вывешивают объявления?

— Нет. Конечно, не вывешивают. Если Вы заметили, я уже два года сотрудничаю с Walt Disney Company, а они в свою очередь только со студией «Нева-фильм». Наше сотрудничество устраивает всех. И меня и компании, меня приглашающие (Дисней, Нева). Они уже знают мой голос, мои возможности, звонят и сами приглашают на каждый фильм, подбирая роль, которая больше мне подходит.

— Да, такова зрительская беспечность: нам подавай продукт, а кем он сделан (особенно какой компанией), мы думаем в последнюю очередь. Теперь буду знать. Но что, если Вы захотите участвовать в работе над проектом, которым Нева не занимается? Или есть некий контракт, налагающий на это запрет? И что, к примеру, делать артисту, не засвеченному в такой работе и неизвестному подобным студиям, чтобы все-таки попасть в обойму избранных?

— Никакого контракта, запрещающего работать с другими компаниями, нет. Так что если вдруг поступит предложение от другого «заказчика», приму его с удовольствием.
Что делать, чтобы попасть в обойму? Ой, не знаю. Сам попал в нее во многом случайно. О чем, естественно, не жалею. Я сам раньше думал: сидят там блатные на насиженном месте и не пробиться туда никогда. Оказалось легко. Но помог случай.

— Вы упомянули, что, глядя на свою готовую экранную работу, артист часто бывает собой недоволен. А доволен бывает? И меняется ли Ваше отношение к роли в случае ее успеха или неуспеха у публики? Скажем, Вы не в восторге от какой-то работы, а она приобретает большую популярность — простите ли Вы себе «несовершенства» или останетесь при своем? Или, наоборот, роль на Ваш взгляд сыграна на пределе возможностей и вообще гениально, а зал реагирует вяло… в чем тут может быть дело?

— Не знаю, может кто-то и бывает доволен, я еще не был. Всегда кажется, что можно было что-то сделать лучше. Отношение к роли всегда, как к ребенку, какая бы роль ни была. Даже если «плохой», но ведь «все равно свой»! Поэтому нападки со стороны (критика) всегда неприятны! Представьте, если соседи будут говорить, что Ваш ребенок такой-сякой. Вы же будете его защищать?! Что значит «простите или останетесь при своем»? Прощу и останусь при своем.
Вообще, доволен ли я собой и довольны ли мной зрители — это очень разные вещи. Зритель может быть в восторге, а я в ужасе. А наоборот практически не бывает. В этом случае наши мнения со зрителем просто совпадают. Но критику я тем не менее воспринимаю только в виде самокритики. Мнение недовольного и «вялого» зрителя мне неинтересно.

— А способно ли вообще мнение извне (зрителя, критика, режиссера, коллег) вызвать в Вас потребность в самокритике? Необязательно нападки; неумеренная похвала неумных людей тоже иногда, может быть, заставляет задуматься?

— Способно, но еще раз повторяю, самокритики во мне достаточно, мне ни к чему подпитываться ею извне. Я свои ошибки знаю лучше, нежели на них укажут другие!

— Много и давно (наверное, бесполезно) спорят о соотношении вдохновения и трудолюбия. Вам не занимать ни того ни другого, а вопрос такой (может быть, не по Вашему опыту, но по рассказам коллег): что делать, если материал заведомо неинтересный, проходной, а то и безвкусный? В сериалах, например, такое сплошь и рядом. Как заставить себя выучить какую-нибудь чушь, да еще достоверно ее сыграть? И где грань, за которой следует отказ от участия в скверном проекте? Искренне желаю Вам никогда не попадать в подобную ситуацию!

— Собственно, именно этим артист и отличается от обычного человека, умением выучить чушь и достоверно ее сыграть. Я же адекватный человек, смею думать, не идиот, посему понимаю, что «то или иное произведение» (давайте абстрактно, без конкретики) — полнейший маразм, но в этом и заключается профессия: через трудолюбие достичь вдохновения там, где нормальный человек никогда бы его не достиг!
А грань… (сложный вопрос!) — это заведомо тупая порнография (во всяком случае пока), с годами планочка-грань неминуемо поднимется выше, впрочем этот процесс уже идет естественным и необратимым путем!

— О, если мы будем перечислять конкретные проекты (хотя бы на нашем многострадальном ТВ), то увязнем в длинном списке. Обидно вот что: талантливые, профессиональные артисты зачастую «вытягивают» и «держат на плаву» то, что в ином случае просто-напросто утонуло бы или растворилось мыльной пеной. Если бы только бездарщина не так хорошо финансировалась! Мечты, мечты.
Любопытный аспект: а ведь умение достоверно преподносить всякий бред необходимо не только артистам. У Вас, по крайней мере, кроме бреда есть еще отдушина в виде замечательных произведений, которые время от времени достается воплощать. А что делать политикам? Да и вообще, в жизни обычного человека ситуации, когда он насилует собственный разум и эстетическое чувство, не так редки, как хотелось бы… это нас, безусловно, роднит.
В связи с этим вопрос: что выручает, где отдушина? Ведь в кино или театре Вы не отдыхаете, как простой зритель!

— Ну, думаю, не открою Америки, если скажу, что основная отдушина, безусловно, в семье, в детях, которые радуют нас каждый день или огорчают, но по крайней мере являются именно «отдушиной от насилия собственного разума».
Впрочем, еще к таковым лично я отношу и далеко небезразличный мне спорт, в котором, конечно, тоже много бездарности, огорчений, поражений, но мне нравится работать в этой сфере и находить для себя в ней «отдушину». Да и вообще, отдушина — это все новое, неизведанное, за что мы не боимся браться, это твои смелые творческие эксперименты, зачастую рискованные, но интересные. Во! Я и вывел значение этого слова для себя. Практически как в словарях… (кстати, если дети — это отдушина, то получается, что они тоже — твои смелые творческие эксперименты…А что? все правильно!!!)

— В общем, не надо зацикливаться на проблемах — и станет легче. А если станет легче — то и проблемы решать удобнее. Каждый кто жив — не в тупике. А если зашел в тупик, то оглядись по сторонам — там могут быть окна. Нет окон — рой подкоп. И никогда не отказывайся от помощи друзей.
Очень радостно, что не прозвучали «отдушины», печально традиционные в нашем отечестве. Все их знают, не буду называть. Мне кажется, выбор всегда за самим человеком.
Поскольку речь зашла о спорте, вопрос такой: Вы не замечали, что футбольный матч похож на театральный спектакль? Есть тренер — режиссер, игроки — актеры, публика. Когда смотришь незнакомый спектакль впервые, и вовсе переживаешь, как за неизвестный счет игры. Есть ли это сходство или оно кажущееся?

— Ваше предисловие к вопросу на сей раз — это, собственно, смысл многих моих стихов. Если почитать их внимательно, там как раз именно об этом! Рад, что мы мыслим практически одинаково.
Матч на спектакль похож, безусловно. И Вы сами ответили на свой вопрос чем похож. Могу лишь дополнить: и на то и на то продают билеты, и там и там есть бездари, и там и там в «антракте» люди идут в буфет, с одной лишь разницей — на стадионе не бухают, ибо спиртного нет, а в театре (обычно) не грызут семечек во время действия!

— Прочитанная от корки до корки, Ваша книга стихов («Года ноктюрнов») оставляет светлое впечатление. И это при том, что далеко не все стихи формально оптимистичны. Например, «Виктору К.»! Ну и та же «Чайка» весьма неоднозначна при всей лаконичности и юмористичности. А взять песни? «Вальс самоубийства»! Почему так получается — стихи о грустном, а выходишь из них не грустной?

— Видимо потому что это происходит не с Вами. Хотя, это лишь догадка. Не знаю. Правда. У каждого свое восприятие. Мне уже тоже не грустно, когда я пою указанную Вами песню или вспоминаю стихи, а раньше было оооочень тоскливо, особенно в момент написания…
Еще одна догадка: вы как бы играете эту роль, описанную или спетую, вживаетесь в этот образ, но как настоящий хороший актер быстро выходите из него, потому и не грустно…

— Ну, наверное, Вам трудно говорить о своих стихах — тогда отнесем вопрос к поэзии вообще и добавлю: кто Ваши любимые поэты.

— Я очень уважительно отношусь к любой хорошей поэзии. От Пушкина до Высоцкого. Прекрасными поэтами считаю моих друзей актеров Григория Переля и Льва Харламова, к сожалению мало знакомых широкой аудитории именно в этом качестве. Но любимыми поэтами все же считаю Юрия Левитанского, Иосифа Бродского, Николая Гумилева и просто обожаю Федерико Гарсия Лорку!!! Я даже музыку на его стихи писал. Три песни неплохих получилось.

— «О гитара, бедная жертва пяти проворных кинжалов…» — если не ошибаюсь, это он, Лорка? Как вообще можно сыграть роль поэта, придумать его образ? Вспоминается фильм «Последняя дорога» — весь о Пушкине, Пушкин все время где-то рядом, но не в кадре… «Мы все так стремимся подчеркнуть свое присутствие — но настоящий поэт неуловим!» (В. Белинский) Сколько ни пытаются сыграть Пушкина, Есенина — все не то выходит, по-моему. А Вам встречался удачно сыгранный поэт? Кого бы из поэтов, по-вашему, кроме себя самого конечно, Вы могли бы (хотели бы) воплотить на экране/сцене?

— Да, это Лорка!
Нет, в голову удачно сыгранные поэты что-то не приходят.
Вы знаете, честно говоря, никого не хотел бы, а смог бы кого угодно, по крайней мере на том уровне о котором мы с Вами говорим. Хотя, надеюсь, даже лучше.

— А может быть, это просто невозможно — изобразить поэта, сыграть артиста, композитора (выше того уровня, о котором мы говорим — на уровне самого героя)? И даже не невозможно… а не нужно?

— Кстати, приходит в голову фильм «DOORS» (не видели? Если нет, советую купить и посмотреть) и Вэл Килмер великолепно сыгравший Джима Морриссона. Кстати, он настолько вжился в этот образ, что говорят, «очень долго из него выходил».

— Вспомним также «Весь этот джаз» с Роем Шайдером и «Ленни» с Дастином Хофманом. По-моему, тут или надо обращаться к творчеству (и тогда оставить личность в покое) — или приходится ограничиваться иллюстрацией личной жизни (что на грани сплетни, по сути). Или вообще всё выдумать — тогда не совсем понятно, зачем брать знаменитого поэта. В общем, нужен очень и очень большой талант… которому нет нужды прикрываться чужим именем, да?
Поясните, что означает «так и не вышел из роли»? И бывает ли, что роль накладывает отпечаток на Вашу личность?

— Смотря какая роль. Безусловно, какие-то черты любимых мною в начале моего творческого пути генерала Чарноты в «Беге» и Робинзона Крузо, Кота Базилио, Меркуцио и Трапезондского царя в «Византии» отпечаток накладывали. Можно сказать, мы взрослели вместе с персонажем и учились друг у друга чему-то. Сейчас, наверное, вряд ли что-либо может на меня наложить отпечаток. Может старею, а может просто роли не те… Либо просто уже нечего накладывать, все уже «наложено»!

— А может быть, это хорошо? Ведь если кто-то «с ума сошел» на почве роли — это беда, это скверно. Да и непрофессионально, наверное? Или наоборот, говорит о нереальном слиянии с образом, доступном только гениям? Только гениальность получается какая-то одноразовая.
Поэтому следующий вопрос технический: как артист сбрасывает с себя груз роли? О погружении в роль мы как-то больше наслышаны («круги» обстоятельств и т.д. у Станиславского, простите дилетантизм выражения). А вот как из роли выходить, как сохранить себя среди множества личностей и не дать судьбе героя вмешаться с твою собственную? Происходит ли это автоматически или же есть какие-то приемы?

— Тут все сугубо индивидуально у каждого актера и даже у каждой роли! Кому-то хватает просто шага за кулисы, чтобы вернуться в «себя», кому-то не хватает и предстоящей после спектакля ночи. Кому-то достаточно выпить бутылку пива, а кто-то уходит в продолжительную депрессию вплоть до следующего спектакля. В общем, кому-то выйти из образа зачастую бывает сложнее, чем войти в него. В основном, бездарностям, любящим играть в жизни…или, действительно, гениям.

— Но неужели всё настолько индивидуально? Должны же учить актеров каким-то общим способам? Может быть, это и зрителям сгодится — в гражданской жизни… так что совета просим, как совладать с захлестнувшей эмоцией! Или секрет в чем-то другом…

— Секрет в профессионализме или непрофессионализме — как угодно. А может просто в нормальности либо в ненормальности человека (причем необязательно актера, просто любого человека!). Поверьте, в институтах этому актеров не учат! Так что даже не знаю чем Вам помочь. Когда пишу, что все это сугубо индивидуально, я не лукавлю!

ruskino_2— Правду ли говорят что талант есть отклонение от нормы? Не следует ли в этом случае понимать нормальность как синоним бездарности?

Ни в коем случае. А талант считаю нормой, ну, как, к примеру аппетит или обоняние. Только у одного он развит больше, а у другого меньше, вот и все. Да и таланты бывают разные. Это же понятие не только к актерам, людям искусства относится. Можно талантливо метать копье, вытачивать деталь или, к примеру, грабить банк! А можно все это делать бездарно. Так что это вовсе не синонимы!

Беседовала Елена Трефилова
18.05.2008

http://ruskino.ru/premiere/393

Comments are closed