Придется брать зрителя актерским талантом!

img_603701

«Рококо». Театр Луны. Премьера. 24 декабря 2006 г.

Перед началом спектакля зрители, настроенные на встречу с «прекрасным», тихо переговариваются, шуршат программками и вообще устраиваются поудобнее. Занавес еще не открыт, но вдруг… гаснет свет и раздается оглушительный взрыв. В зрительном зале легкая паника и недоумение, которое усугубляется появлением на сцене – кто бы мог подумать!- Директора и Режиссера. Эти два господина почему-то совсем не рады видеть зрителей, они намекают залу, что неплохо бы им, зрителям, собрать свои вещички и пойти куда-нибудь в другое место. Время от времени эти господа вспоминают о приличиях и начинают суетливо извиняться. В зале потихоньку нарастает паника, некоторые впечатлительные особы судорожно запихивают в сумочки программки и бинокли, нервно поглядывая по сторонам. И только видавшие виды театралы безмятежно взирают на происходящее – «Ну, и чем решили удивить на этот раз?» Да нет же, что вы, какое уж тут «удивление», все очень и очень плохо! У нас тут, в театре, понимаете ли, пожар… Вы на спектакль «Рококо» пришли? А вот не будет спектакля, потому что все шикарные декорации и пышные платья XVII века, пошитые специально для «Рококо», сгорели дотла. Режиссер, как и полагается творческому человеку, совершенно убит и раздавлен – он не спал ночей, он ставил спектакль, который должен был открыть новую эру в театральном искусстве! И всё насмарку. Не будет зрелища, не будет триумфа, ничего не будет… Зрители, немного поуспокоившись, преисполняются сочувствием к Режиссеру, и с надеждой посматривают в сторону Директора – может быть этот солидный господин что-нибудь придумает? Директор (колоритнейший Марк Рудинштейн) зрителей не подвел. В какой-то момент паническое выражение лица начинает меняться на сосредоточенно-задумчивое. Отчетливо видна работа мысли: деньги за билеты получены и уже потрачены, поэтому спектакль отменять нельзя, никак нельзя! И Директор принимает волевое решение – будем играть из «подбора»! Подберем декорации и костюмы из уже снятых спектаклей и все сыграем в лучшем виде, никто и не поймет. Режиссер (Владимир Тягичев), отвлекшись от своих душевных терзаний, яростно сопротивляется административному произволу, но Директор к этому времени уже посчитал все возможные убытки и успел понять, что пути назад нет. О, это не Директор, это – Макиавелли! Он с пафосом вопрошает Режиссера:
«Неужели ты не хочешь поставить и сыграть «Короля Лира»?» Всё, «волшебное слово» сказано, мысль творца заработала в нужном направлении. Задумчиво ответив «Да, я этот образ вижу иначе, чем Герчаков..», Режиссер убегает делать «подбор».

Но где же актеры? А вот туточки, на сцене, где ж им быть-то? Не в буфете же… Тоже нервничают, переживают, их волнует один вопрос: «Что делать-то будем?» Ну, как – что? Что актерам делать положено? Актерам положено играть, поэтому ответ напрашивается сам собой:

«Будем брать зрителя актерским талантом! Нынче актерский труд самый дешевый». Ну, по поводу этой сентенции можно и поспорить с господами артистами… Но спорить не будем, мы же все-таки на спектакле, хотя и не понятно – на каком. Да и спектакль ли это? Режиссер занимается пресловутым «подбором», актеры пытаются «играть спектакль», но от волнения забывают тексты и с трудом припоминают – а кого, собственно, они играют-то?

И только один человек твердо знает, что надо делать –Директор! Он «решает вопросы» по телефону, врывается на сцену, руководит актерами, останавливает действие…

У зрителей же постепенно нарастает стойкое ощущение «дежа-вю» — подождите-ка, где-то мы уже это смотрели, причем совсем недавно! Директор наш – либо плохая пародия на Огурцова из «Карнавальной ночи», либо Огурцов — единственный пример для подражания, виденный Марком Рудинштейном. «Режиссерская кухня» на сцене? Что-то такое мы уже видели и у Виктора Шамирова, и даже (да простит нас Маэстро!) у Петра Фоменко. Наверное, «настоящему» режиссеру спектакля Андрею Максимову тоже довелось посмотреть эти работы и увиденное им как-то трансформировалось в идею с пожаром. Да, идея интересная, даже интригующая, но настоящего, «ужасного ужаса» изобразить не удалось. В первом акте, как это ни парадоксально, не хватало действия. Была беспорядочная суета, «броуновское движение», а вот динамики, «фейерверка хаоса» мы так и не увидели. Признаем, что выбор Марка Рудинштейна на роль Директора – одна из интересных находок режиссера. Но на фоне блестящего Евгения Герчакова и ироничного Владимира Тягичева, Рудинштейн смотрелся довольно скучно. Человек он, конечно, яркий и неординарный, но «мхатовские» паузы ему явно пока не по плечу. Право слово, иногда хотелось подняться на сцену и смиренно попросить: «Марк Григорьевич, не играйте, не надо! Будьте лучше самим собой.» По всей вероятности, такие мысли были не только у нас, потому что Марк Григорьевич внял (телепатия!) безмолвной мольбе зала и во втором акте «играл» не так старательно, что только пошло на пользу и ему, и спектаклю в целом. Хотя, положа руку на сердце, режиссура автора пьесы Андрея Максимова сама по себе оставляет желать много лучшего – начало первого акта слишком уж нарочито затянуто, несчастный Рудинштейн, по моему ощущению, уже не знает, как бы еще занять время, зал начинает скучать. Второй акт производит намного лучшее впечатление, но тоже далек от совершенства. Начинается он с того, что Евгений Герчаков, разгуливая по сцене перед закрытым еще занавесом, очень эмоционально разговаривает по телефону с некоей барышней, которая решила от него уйти и сообщает ему об этом событии по мобильнику в антракте. В конце концов, Герчаков в сердцах кричит: «Как я буду жить без тебя? Да прекрасно буду жить!» И убегает! Действие идет своим чередом, второй акт построен более динамично и более содержателен по сюжету, и, если в первом акте все только как бы готовится к действию, то во втором само действие происходит постоянно! В первом акте прорисовывается завязка – отставной солдат виконт де Корд (Герчаков) хочет свести сына Жерара (Дмитрий Бикбаев) с некоей Корнелией (Анна Терехова), дочерью маркизы де Шлямпо (Анна Шаппо). Но Жерар, увы, уже влюблен в миленькую служанку Мишель (Марина Пьянова)… В доме есть и еще одна служанка, загадочная Елена (Татьяна Солнцева), и они с Мишель заключают пари на юношу – кто его соблазнит! Корнелия оказывается страшилищем, старший виконт влюбляется в ее матушку… периодически возникает бегающий Директор и распорядитель бала, загадочный Одинокий, он же Режиссер спектакля (Владимир Тягичев). Во втором же действии пари разрешается, появляется новый персонаж, коренной парижанин африканской веры и, по совместительству, сердечный друг Елены, замысливший к тому же, ее убить, чтобы завладеть кладом! Сплетаются любовные интриги, в результате которых образуются новые, совершенно неожиданные пары, перевоплощения происходят одно за другим. На наш взгляд, самый яркий и запоминающийся момент всего этого действа – это любовная линия артиста Герчакова. Нет, мы не ошиблись, не виконта де Корда, которого он играет, а именно артиста. Как мы уже упоминали, в начале действия он разговаривает по телефону с дамой. И, в середине второго акта, когда виконт должен объяснятся в любви маркизе, вдруг прорывает самого артиста, он начинает рассуждать сам с собой. О том, что он стареющий мужчина, которого никто не ждет дома, о том, как важно, чтобы на свете был человек, который тебя любит и ждет, о том, как он одинок… И это перевоплощение, даже не перевоплощение, а раскрытие души человека поражает в этом комедийном по сути своей спектакле сильнее всего. Только что перед зрителем был отставной солдат, не очень умный, но трезвомыслящий, энергичный, предприимчивый, и вдруг он превратился в страдающего немолодого мужчину… Он разговаривает не со своей партнершей, а сам с собой, достает из кармана смятый бутерброд в бумажке: «Это она мне утром завернула…» И его становится жалко так, что перехватывает дыхание. Не хочется рассказывать о всех перипетиях сюжета, смотреть потом будет неинтересно! Заканчивается все, конечно же, по всем правилам – то есть хорошо! И в самом спектакле, и у артиста в личной жизни – бросающая его барышня звонит снова и говорит, что ждет его дома.

Не хотим никого обижать, но, на наш взгляд, мужская часть труппы театра Луны на голову выше, чем женская. Безусловно, актрисы красивы, как на подбор, но игра – увы, — не отличается яркостью и азартом. Служанки бесцветны, маркиза раздражает непомерной манерностью, Корнелия — пародия на саму себя. И эти работы совсем «потерялись» на фоне сочной, иронично-разудалой игры актеров. Про великолепного Герчакова мы уже писали, но есть еще непосредственный, очень открытый и живой Дмитрий Бикбаев, влюбленный, искренний. Загадочный Одинокий, Владимир Тягичев, не забывающий временами перевоплощаться в Режиссера, покоряет женскую часть зала нешуточным обаянием, прекрасными манерами и потрясающей пластикой. Даже килт в красно-зеленую клетку его только украшает! А уж улыбка Чеширского кота… дамы в восторге! Ах…

Хотелось бы немного продолжить тему костюмов и декораций. Понятно, что из так называемого «подбора» ничего, кроме комедии получится не может! Вечерние платья с кроссовками, костюм космонавта, прожженное платье, уже упомянутый нами килт тесно соседствуют между собой, но, как ни странно, через 5 минут их просто перестаешь замечать, как и футуристические декорации. Видимо, прав был Директор, «талантом надо брать»! А не костюмами…

Из этой мешанины можно вывести «рецепт» спектакля: немного взрывов и фейерверков, немного музыки и танцев, немного драмы и комедии, чуть-чуть личной трагедии, всё это приправить талантом актеров и чувством юмора зрителей! И получится то, что часто пытаются сделать, но не у всех это получается – качественный спектакль, не претендующий, однако, на уникальность и неповторимость. Главное то, что сами актеры постановку уже любят, живут в ней, растут и хотят, чтобы она прожила как можно дольше на радость всем. Думаю, такой «театрально-любовно-комический абсурд» должен жить и он будет жить. Жить для тех, кто может посмеяться не только над другими, но и над самим собой, ибо те из нас, кто ни разу не оказывался в ситуации, когда все в жизни идет не так, как должно, пусть первый бросит в нас камень!

Марина Троянова, искусствовед

Кристина Бушмелева, искусствовед-стажер

Фотографии предоставлены сайтом tyagichev.narod.ru

Декабрь 2006 года

Евгений Герчаков, Андрей Максимов, Марк Рудинштейн, Анна Терехова, Владимир Тягичев

«Театр Луны»

Comments are closed