«НОВЫЕ ВРЕМЕНА» В САРАТОВЕ (ГАСТРОЛИ «ТАИС»)

Газета «НОВЫЕ ВРЕМЕНА» в Саратове.

Александр Македонский взял Саратов
Ирина КРАЙНОВА

Его роль сыграл один из самых обворожительных мужчин российского театра и кино

Поклонники Мельпомены давно ждали в гости к нам Московский театр реалистической фантастики Сергея Проханова. Театр Луны. А поклонники Александра Соколова с нетерпением поджидали своего кумира, поскольку число его «фанатов» вовсе не уменьшилось с тех времен, когда героиня «Маленькой Веры» сказала о его герое: «Девчонки тащатся от него, как удав от пачки дуста».

– В Японии есть театр Тумана, в Праге – Ночи, в Париже – Солнца. Почему бы не открыть в Москве театр Луны? – так обычно объясняет Проханов название театра. И говорит об особом полете фантазии, нашего подсознания на спектаклях театра. А такое случается обычно с нами ночью, при свете луны.
Театр Луны открылся в 1993 году «Византией» по романтической драме Николая Гумилева «Отравленная туника». И продолжает удивлять своих зрителей оригинальностью замыслов и смелой подачей материала. Проханов хоть и приглашает порой режиссеров-«варягов» (на «Фауста» – голландца, на «Ромео и Джульетту» – болгарина), но предпочитает ставить сам, по собственным сценариям.
Так, в спектакле «Таис Сияющая», который увидел в его постановке саратовский зритель, использованы мотивы романа Ивана Ефремова «Таис Афинская». Сохранились только основные персонажи. Легенда о гетере города Любви и Неба, труды Платона, Плутарха, австрийца Фрица Шахермайера своеобразно переработаны Сергеем Прохановым.
Определив жанр спектакля как «мистико-мифологический любовный триллер», он предложил собственную версию истории «славных побед и таинственной гибели» македонского царя, задумавшего покорить весь мир. Александр якобы гибнет от странной болезни позвоночника. Последний считался у древних основой основ жизни человека. Но сначала царь велит сжечь гетеру Таис, которая противится его «наполеоновским» планам. Победитель многих стран мира, имевший в женах двух великих цариц древности, оказался побежден загадочной «девой ночи».

Из пены морской

Спектакль «Таис Сияющая» – театральный хит сезона 1998–1999 годов. Но и сейчас, спустя девять лет, он собирает полные залы. Мы увидели его на сцене оперы. Музыка пронизывает все действо, органично в нем существует. Она узнаваема и проникновенна (музыкальная концепция Асафа Фараджева).
Источник света загадочно скрытый. Перемены света и цвета происходят постоянно, таинственные лучи льются из скрытого за чеканным медальоном Александра отверстия. Ажурные решетки первого плана легко сдвигаются и трансформируются во что угодно. В глубине сцены, на матовой поверхности фольги, сквозь прозрачную пленку проступают призрачные фигуры, закутанные до пят. То ли еще Таис, то ли уже персидская царевна? Художник-постановщик – Игорь Четвертков.
Прекрасная Таис Анны Тереховой является из огромной раковины. Сначала мы видим ее изящную гибкую ручку, ножку, а потом и сама златоволосая дева с легкими брызгами выскакивает из своего «сосуда». Так рождалась, наверное, Афродита.
Худощавый учитель философии Аристотель (народный артист России Евгений Герчаков) и великолепный представитель мужского племени Птолемей (АКТЕР ВЛАДИМИР ТЯГИЧЕВ) отражают более земной уровень сценического существования. Лирика и мистика целиком достались героям Тереховой и Соколова.
Пока шли репетиции «Таис», было немало странного. Аня Терехова повредила коленку, Андрей вылетел со сцены в зрительный зал и сильно ударил голову. Декорации к спектаклю пришлось дважды переделывать, чтобы внести через дверь в театр.

Живое божество

Таис превращается в звезду на небе, откуда, по убеждению Аристотеля, она и пришла.
Так кончается спектакль. Но за кулисами театра я увидела действие, не предусмотренное постановщиком. Устроительница гастролей (спасибо ей за безукоризненный выбор – немного подвела лишь акустика зала) организовала мне интервью с Соколовым. Это было почти нереально, поскольку спектакль, требующий огромного напряжения душевных и физических сил, шел три с половиной часа и закончился около 11 вечера. Актеров уже ждал двухуровневый «Мерседес» – предстояло ехать всю ночь до Волгограда.
Но главным препятствием были не усталость исполнителей и не скорый отъезд. Толпа поклонниц и поклонников (!) ошалело облепила Андрея Соколова и «рвала» его … нет, не на автографы – на совместные фото. Автографа нынче уже недостаточно. Фанаты предпочитают «фотнуться» с кумиром и потом демонстрировать друг другу альбомы добытых с боем снимков. Он, артист Соколов, а не полководец Македонский, был для них сейчас живым божеством. Элегантный, в черной футболке Андрей держался спокойно и покорно обнимал перед объективом очередную даму, независимо от ее возраста и комплекции. Он не успевал поворачиваться на вспышки «мыльниц», стрелявших и слева, и справа, и впереди, и сзади.

Диагноз: трудоголик

– Давно играете Македонского?
– 10 лет уже. От прежних артистов, игравших в этом спектакле, нас только трое осталось: я, Аня Терехова и ВЛАДИМИР ТЯГИЧЕВ.

– Во всех спектаклях только вы его играете? С вашей-то загруженностью?
– Всегда. Спектакль идет раз в четыре месяца, и на гастроли его вывозим – уже много городов проехали. Я не хочу отдавать эту роль. Мне нравится этот образ, этот спектакль. Он полон романтики, любви. Конечно, меняется год от года. Но мы все там так «совпали», по большому счету. Мне нравится быть занятым, много работать.
Надо ли объяснять, почему Андрею, автору немного грустных, лиричных стихов, пришелся по душе именно этот спектакль-легенда и этот Театр Луны. Спрашиваю про освещение сцены. Оно особенно поразило воображение.
– Да, очень необычное освещение. Возим с собой своего осветителя, специальное оборудование. В большой фуре. И то для гастролей вариант света несколько уменьшенный, выездной.

– Пластическими этюдами постоянно занимаетесь на репетиции? Смотрю, у вас указаны в программке целых три постановщика пластики. Терехова вообще как без костей, творит чудеса.
– Когда ставили спектакль, занимались. Теперь играем на прежнем «запасе».

– Есть ли у вас в «лунном» театре сейчас еще роли? А режиссерские работы?
– Относительно новая постановка – пьеса «Диагноз: Пиаф». Там я занят.
Есть нетеатральная режиссура. Режиссер «Адвоката» ушел на съемки нового сериала, и доснимать теперь буду я один . Но скоро уже закончу съемки. Те серии, которые вы сейчас видите, мы в прошлом году сняли еще.

– В каком образе, кроме замечательно честного и обаятельного служителя закона, мы еще увидим на экране Андрея Соколова?
– Сложно и снимать, и сниматься. Летом я приступаю к съемкам полнометражного фильма «Артефакт». Там тоже есть любовь, переплелись мир реальный и вымышленный.
Последний романтик нашего кино еще и стал доктором белой магии. «Магия» воздействия его на зрителей действительно необычайна (проверено на себе). Так что простим по зрелому размышлению его «офанатевших» поклонниц.

Comments are closed