«Нижегородские новости»

ПЕРЕД СЪЕМКАМИ НЕ СТРИГУСЬ, НЕ БРЕЮСЬ И СТАВЛЮ СВЕЧКУ

nizhegorodskie_novosti Злодей из сериала «Дочки-матери» на квартиру в Москве заработал… продажей газет в электричках.

Широкому кругу телезрителей актер Владимир Тягичев знаком по роли зловредного директора рекламного агентства Аркадия Удальцова из сериала «Дочки-матери». А скоро мы увидим 38-летнего экс-нижегородца в новых многосерийных телепроектах «Крем», «Огни большого города» и «Ермоловы». Также Тягичев только что закончил съемки в полнометражном фильме «Жена по контракту», где сыграл друга главного героя в исполнении «гардемарина» Сергея Жигунова и вовсю готовится к новой серьезной работе. Именно нашего земляка известный режиссер Николай Досталь утвердил на роль архиепископа Иосифа Астраханского в своем 16-серийном фильме «Раскол» о смутных временах нашего государства…

ДОСТАЛЬ ЗАПРЕТИЛ СТРИЧЬСЯ И БРИТЬСЯ

– Владимир, вы одинаково блестяще справляетесь с ролью и Петра Первого, и гомосексуалиста Алика Горноцветова из набоковской «Машеньки»… Наверно, после таких характерных персонажей архиепископа будет сыграть проще простого…

– В фильме «Тюрьма особого назначения» у меня уже была роль священника на зоне смертников. Что скрывать, перед подобными ролями всегда есть страх. nizhegorodskie_novosti_1Прикасаться к религии – это лишний раз гневить Бога. И так актеров в рай не берут… Кстати, на роль Иуды в спектакле «Иисус Христос суперзвезда» мой коллега Антон Деров даже ходил получать благословение! Я благословения, конечно, просить не буду, но перед съемками в «Расколе» в церковь зайду и свечку поставлю. Кстати, вот видите, специально не бреюсь и не стригусь – Николай Николаевич Досталь запретил до съемок.

– Только что по НТВ прошел сериал «Город соблазнов», где вы сыграли композитора по прозвищу Мастер…

– Кстати, так смешно получилось! Когда мне предложили сыграть Мастера, я тут же согласился, думая, что речь идет об очередной экранизации «Мастера и Маргариты» (смеется). Многие восприняли «Город соблазнов» как чернуху. Мол, не ездите в Москву, там убивают, насилуют и грабят. А я, наоборот, отнесся ко всему этому с юмором – я сам такая же «лимита».

– Но, судя по всему, неплохо устроились в столице

– Ну как сказать? Все относительно. Я здесь с 1993 года. Начинал с того, что с двумя друзьями — тоже студентами ГИТИСа — продавал по поездам известную газету. nizhegorodskie_novosti_2Помню, тогда вышел номер, на первой полосе которого стояло: «Алла Пугачева беременна?», я входил в вагон и хорошо поставленным голосом безапелляционно заявлял: «Алла Пугачева беременна!!!» Газеты у меня разлетались как горячие пирожки. Мне их сдавали по рублю, а я продавал по шесть. За одну «ходку» зарабатывал по сто долларов. Помню, приходил после «смены» домой и рассыпал по полу кучу рублей…

– А на вас не наезжали разные «смотрящие»?

– Так мы сами и были ими! Этот бизнес придумали мы с друзьями, и никого в него не пускали. Не раз, кося под бандитов, проводили профилактические беседы с конкурентами… (смеется).

– Заработки пошли впрок?

– А как же! Именно на них я купил сначала nizhegorodskie_novosti_3комнату в квартира на Шаболовке, потом обменял ее на «двушку».

ЗАРПЛАТА В ТЕАТРЕ — ДЕНЬ РАБОТЫ В СЕРИАЛЕ

– Раз уж мы заговорили о материальном, то скажите, насколько прибыльно сниматься в сериалах?

– Гораздо прибыльнее, чем играть в театре. Зарплата в театре – это заработок за один съемочный день в сериале. Все лишения и превратности съемок актеры терпят исключительно из-за денег. Большинство сериалов никакого отношения к искусству не имеет. Но в этом плане хотелось бы выделить «Огни большого города». Каждая сцена снималась не с двух-трех дублей, как обычно, а с пяти-шести. Режиссер Сергей Виноградов добивается качества. Абы как ему не нужно.

– Правда, что иной раз съемки идут сутки напролет?

– 20 часов подряд — реально. Стабильный съемочный день – 12 часов. Заранее в большом павильоне строят много маленьких декораций: ресторан, комната одного героя, кухня. Съемки идут следующим образом. Допустим, сегодня нужно отснять сцены в ресторане — и это сразу делается на ближайших 15 серий. И если ты во всех 15 сериях занят в ресторанной сцене, то играть приходится без остановки. Причем, последовательность может быть разной: сначала снимут кусок из 14–й серии, потом – из второй… Иногда ты даже не понимаешь, о чем речь. Спрашиваешь у режиссера: «А где я был? Как сюда попал? Что вообще произошло?» А иной раз приходится ждать своей сцены пять часов. В это время можно поспать – у нас в актерской стоят диванчики.

– Говорят, что театральный актер с легкостью сыграет в кино, а вот киноактеру в театре делать нечего. Действительно так?

– Это точно. На сериал приходишь как к станку. Тебе дают кипу листков, и ты за пять минут должен выучить 15-20 страниц текста – свою роль на сегодня. В театре же у тебя есть репетиционный период – 2-3 месяца. И с каждым спектаклем ты можешь совершенствоваться.

– Как вы относитесь к тому, что в телепроекты приглашают непрофессиональных актеров – певиц, моделей, просто «медийных» персонажей?

– Плохо отношусь. Я не видел талантливых актеров из этой публики. Возможно, на экране они и окажутся хороши. Но какой ценой это дается! Иной раз с ними приходится отснимать по 20 дублей, а потом клеить и монтировать по кусочку. Режиссер бьется, по сто раз повторяет им, как играть. При этом профессиональный партнер, который с ними в кадре, мучается и терпит. Он-то играет хорошо, но смотрит в глаза такой партнерше и ничего в них не видит. Все-таки у актера должно быть образование…

– Кстати, об образовании. Почему в нашем театральном училище вы отучились всего один курс?

– Потому что меня призвали в армию, после чего я больше в Горький не вернулся. Понял, что надо скорее пробиваться в Москву и поступил в ГИТИС. Работа – в столице. В Нижнем ее нет, к сожалению. Нижегородское театральное училище – лучшее в стране, но люди, которые его заканчивают, в большинстве своем едут в Москву.

– А вам не кажется, что сейчас стало очень много актеров?

– Кажется. Открылось много коммерческих курсов. Тот же ГИТИС каждый год выпускает 200 человек. И куда им идти? Ведь никто не хочет ехать покорять подмостки Петропавловска, все хотят остаться в Москве. И часто эта невостребованность заканчивается драматически. Тот же пример Бориса Ливанова – сына Василия Ливанова, которого в начале этого года задержали за убийство. А все началось с того, что у него не складывалось с кино, и он стал выпивать… И это практически массовое явление. Парни спиваются, девушки ступают на другую скользкую дорогу…

СКУЧАЮ ПО СТАРОМУ НИЖНЕМУ

– Владимир, в каких телепроектах вас можно будет увидеть в ближайшее время?

– Вот-вот на телеканале «Россия» должен выйти сериал «Крем». Я там играю довольно большую роль – финансового директора компании «Эстэтэк» Николая. «Крем» – это история про девушку самой обычной внешности, которая завладела чудо-кремом, превратившим ее в красавицу. На Украине «Крем» идет с большим успехом в полной версии – 90 серий. У нас же он, к сожалению, будет показан в урезанном варианте. Это произошло потому, что в фильме много сюжетов о наркотиках и эротических сцен…

Также на телеканале «Россия» готовится к выходу сериал «Огни большого города. Лика». Очень хорошее кино, рекомендую. Завязка такова: 1991-й год, ГКЧП, у Белого дома стоят танки, на одном из них сидит маленькая девочка Лика, потерявшая родителей. Я играю оператора Илью, который помогает Лике — уже повзрослевшей девушке — в поисках матери и отца. Со временем отношения перерастают в любовь. У Лики не складываются отношения с мужчинами, ее все обижают и бросают. И вот в конце сериала она говорит: «Выйду замуж за того, кто первым войдет в эту дверь». И тут… впрочем, не буду рассказывать, а то смотреть будет не интересно.

– Правда, что это вы озвучиваете большинство русскоязычных мультиков Диснея?

– Правда. Причем, занимаюсь этим очень давно. Началось все с комедии «Реальные кабаны» – я озвучивал главного бандита-байкера. Дальше были «Рататуй», «Вольт», «Зачарованная», любимый детьми сериал «Хана Монтана», где я озвучивал отца этой самой Ханы. Последний проект – анимационный фильм «Вверх», который все лето шел на экранах. Мы с Арменом Джигарханяном работали, я озвучивал собаку Дага. Вообще, этот очень интересная работа – искать голоса. Мне подвластны любые: от баса до фальцета.

– Театр, кино, озвучка… Когда все успеваете?

– А вы не все перечислили. Я еще веду баскетбольные матчи команды «Триумф», которой владеет Лев Лещенко. Команда довольно сильная – играет в чемпионате страны, в Еврокубках. Еще одно мое увлечение — группа «Недевочки», которую мы организовали с моими коллегами по Театру Луны Михаилом Полосухиным и Владимиром Майсурадзе. Представляете, три таких брутальных мужика и поют ПОПСУ? И, конечно, поэзия. Недавно вышла книга моих стихов «Года ноктюрнов». А скоро на прилавках появится ДВД с моим мюзиклом «Золотой ключик, или деревянное счастье», в котором поют такие звезды как Олег Ануфриев, Алексей Кортнев, Нани Брегвадзе, Настя Стоцкая, Антон Макарский, Паша Майков.

– Часто бываете в Нижнем?

– К сожалению, реже, чем хотелось бы. У меня в Нижнем живут мама с папой. Отец заслуженный артист России, начинал на сцене Нижегородского ТЮЗа, потом всю жизнь проработал в Норильском драмтеатре. Сейчас в водной академии ведет театральную студию «Алый парус». Мама тоже закончила кукольное отделение нашего театрального училища, но актрисой не работала ни дня, сразу же поступила в пединститут.

– По вашим ощущениям, меняется город в последнее время? И в какую сторону?

– Конечно, в лучшую. Правда, есть ностальгия по старым домам в центре, которые пошли под снос. Помню, на Черном пруду один такой заброшенный дом стоял, мы там «зажигали»… Но это хорошо, что город благоустраивается, на улицах чистота и порядок, Покровку шикарно сделали. Хоккейную команду подняли… Молодец Шанцев!

Татьяна Кокина-Славина 09.12.2009

http://www.kokina.ru/art2009-42.htm

Comments are closed