ПЬЯН!

ПЬЯН!

 

Я – не Бетховен и не Лист,

Я – немногословен и не чист,

Но верю тем, кто беспрекословно

Думает, что оргазм

Наступит от переизбытка страниц,

От бешеных, глупых, слезливых лиц,

От рваных вен,

От кирпичных стен,

От странных космических плазм.

Я – не Коперник и не Ньютон,

Я знаю похмелье и полутон,

Я знаю то, что небезызвестный

Моцарт все ж выпил яд.

Жутко отказывать всем подряд,

Отравленный ветер свистит наугад,

Но солнечный посох под пьяный взгляд

Колдует назад.

 

Вот здесь я б поставил бекар,

Убрал навсегда бы я звуки гитар,

Оставив лишь клавиши фортепьян,

Но я уже пьян!

 

Я – не апостол и не Иисус,

Я никого не учу и сам не учусь.

И я не стремлюсь доказать, что

Маслом падает вниз бутерброд.

Я отказался от славы в селе,

Я не умею летать на метле,

Но хотел бы я, ах, как хотел бы,

Чтобы Янка прошла Волгу вброд.

Нет, я  — не Летов и не Г.О.,

Я без куплетов и без НЛО.

Досадно прощать

И повсюду вещать

Про до сблева надоевших фей.

Да, я чего-то там насочинял:

Саксофон, Саксаул, Сексапил, Дидаскал.

Мы простим себе все, безусловно,

А тем более не «ему», а «ей».

 

Вот здесь я б поставил диез,

Не веря в просроченный рваный эксцесс,

Лениво потягивая мрачный кальян,

Но я еще пьян!

 

Я – не животное и не зверь,

Я никому не указал на дверь.

Я просто живу в сознанье того,

Что неплохо бы оставить след.

Я прославляю «тень» и «плетень»,

Я не взираю на дребедень,

И какая разница в том,

Что вас проклял Аллах, Иисус иль Магомед.

Мы не носили в мае шаров,

Мы процветали на фоне дворов,

Мы берегли наши души затем,

Чтоб они отрезвели здесь.

Мы не оскалились от лепестков,

Которые любят-не любят, fack off,

Которые знали заранее всю эту

Мрачную пьяную смесь.

 

А вот здесь я б поставил бемоль.

Кому-то на рану насыпали соль,

А кто-то и с солью по-прежнему рьян,

А я…все-таки пьян!

 

Апрель 1998 г.

Comments are closed