Человек

Человек

Забудьте, тети, потускневший джокер.
За вас воюют и седеют зря.
Порода педерастов ноября
Живет, как вечный нью-джерсийский соккер.

Безмозглый гений веривших в меня
Трезвея, обозвал мой ум – сортиром.
Играя в шашки, забавляясь тиром,
Я все же ставлю только на коня.

На скачках, ипподромах, байконурах
В удачу верят, как Емеля – в печь,
И если солнце тучами сберечь,
То, может быть, усильем штукатура

Мы залатаем подлость в тех мозгах,
Что ратуют за обузданье веры,
За то, что неподвластные химеры,
Как сторожа, берданы мнут в руках.

И – солью в зад – не испытаем боли,
И правдой в сердце не вонзится нож,
А злая и неправедная ложь
Зажжется маяком судьбы, доколе

Мы будем прозябать по пустякам
На грязных и ненужных перекрестках.

Проблем немало на пустых подмостках,
Гораздо меньше их на PAL – SECAM.

Тупые фразы, звуки, сокращенья,
Те аббревиатурные понты,
Что любят лишь совки или менты,
Иль операторы машинного доенья

Исчезнут враз и, сон перетерпев,
Мы вынужденно мало похмелимся,
Придем в себя, снесем и оперимся,
Взлетим и рухнем, так и не допев.

Закончим день мы вновь в объятьях друга,
Откинемся на скандинавский пар,
И, даже если вспомнится «Габар»,
На землю с неба вас вернет супруга.

Зачеркнут сон, зачеркнут друг и день,
Запрещено нам возвращаться в детство.
Мы были «в стельку», жили по соседству,
Нам диктовали лишь диктант и лень.
Осознанно стремясь превысить норму,
Я добавляю в ночь по два глотка,
И пусть дрожит не в кайф моя рука,
И пусть я на века теряю форму.

Пройдемся шквалом по желанью жить,
Ударим по себе автопробегом
И, может быть, когда-то мокрым снегом
Мы захотим самих себя изжить.

Наивно думать, что тебя похвалят
За мысли, что порой в башке снуют.
Вокруг блюют, оплакивают, пьют,
И все же ясно, что тебя поздравят.

И впрок запас, и навсегда – затишье.
Так будет. Так, наверно, суждено,
Открыв когда-нибудь ненужное окно.
Так было… Помнишь то четверостишье?

Вновь повторенье. Ну когда ж финал,
Когда же я пойму, что столько строчек
Я голову себе и вам морочил,
Когда же я решу, что я устал?

Да никогда! Не ждите, не дождетесь.
Пусты мне ваши стоны и мольбы,
Устал в одном – носить весь год гробы.
Что, сволочи, вы все еще смеетесь?

Прощайте, знайте – все карает век,
Великий, добрый, знающий и мудрый,
И как глаза б, мне вы не стлали пудрой,
Я выживу. Я – злой. Я – человек.
1996г.

Comments are closed